Приветствуем тебя, Странник. Сейчас Чт, 24.06.2021, 14:35. Ты можешь прописаться в замке. | » Вход для жильцов «.
Навигация
Самые Активные
Категории произведений
Саморазвитие [33]
Идеи о том, что, по вашему мнению, способствует саморазвитию. И вообще любые мысли на эту тему.
События [235]
Встречи [19]
Мемуары [60]
Размышления [517]
Отзывы и рецензии [31]
Архив [71]
Лучшие записи


Дневники » Мемуары - всего записей - 60
Его Зовут Сёма

Пишет майндер, 12.02.2014 в 18:40
(посмотреть профиль, читать другие записи жильца)

Мы познакомились тринадцать лет назад. Он учил английский у моего отца и как-то запёрся с друзьями в гости к двум девчонкам-соседкам, у которых как раз тогда торчал просто Егорка. Еще не Горыныч и даже не Майндер - это пришло позже. Просто Егорка, которому было 17 лет. Но в 17 лет он уже мог гордиться тем, что третий год носит форму гражданского флота, а Сёма уже отходил три навигации и подал документы на получение диплома третьего помощника. Вообще третьего дают всем, кто закончил местный водный технарь, даже на три-два, но с разницей - допуск по группе судов. 

Здесь придётся сделать лирическое отступление. Суда речного (а так же озёрного и река-море плавания) делятся на четыре группы по суммарной мощности силовой установки. Первая и вторая - это, собственно, катера, небольшие пассажиры, водолазные боты, суда службы пути и радиосвязи, обслуживания судов и.т.п. У них мощность до 300 лошадок и, собственно, акваторию порта они покидают редко. Третья группа - 300 - 1200 лошадей, это паромы, самоходные площадки, контейнеровозы, небольшие танкеры - как праило, курсируют внутри одного района плавания, редко ходят на расстояния свыше двух тысяч километров. Чётвёртая - 1200 - 5000 кобыл. Танкеры грузоподъёмностью 5000 тонн, контейнеровозы- толкачи, которые помимо собственного груза в тысячу тонн способны толкать перед собой баржу-приставку грузоподъёмностью в 3000 тонн, в общем, весь серьёзный флот. Так вот, троешников допускали максимум на вторую группу. Большая часть выпускающихся попадала на третью группу судов. Попасть на четвёртую удавалось троим - четверым из пятидесяти выпускников.

 Сёму отчислили со второго курса за прогулы. Сёма устроился рулевым на чётвёртую группу судов, отходил там три навигации и, соответственно, подал на сдачу экзамена межведомственной дипломной комиссии на то, чтобы стать третьим штурманом чётвёртой группы судов. 

Мы подружились сразу, а спустя два года он досрочно сдал экзамены на второго штурмана, а я в 19-ть благополучно стал третьим помощником капитана по электрооборудованию. Мы были молоды, и весь мир лежал у наших ног - мы любили своё дело, мы жили флотом, мы на спор по силуэту определяли название судна.

 Я ушёл служить - попал на морфлот, что, в принципе, было плюсом - служба на ВМФ засчитывалась ведомственной экзаменационной комиссией за год службы в должности, и, вернувшись, я тут же приткнулся третьим помощником на сухогруз (ууууу, калоша, как вспомню - мурашки до сих пор) у которого отовсюду текло масло, топливо, в носу было две течи, в корме на вторую неделю плавания случился пожар - в общем, тихий ужас. Сёма попал на Эр -Тэшку - это такие буксиры третьей группы, способные таскать за собой баржу в 2500 тонн. Это была единственная вакансия, как и мой сухогруз. 

На корабли похуже новичков всегда пихает отдел кадров - там постоянная текучка, лишь бы кто-нибудь, да работал. На корабли хорошие ВСЕГДА специалистов приглашает сам капитан - он приводит тебя за ручку в отдел кадров, и говорит - этот человек будет работать у меня вместо того кретина-идиота-разгильдяя-алконавта (нужное подчеркнуть) ,после чего кадровичка даёт вам путёвку в жизнь.

Мы любили своё дело. На Эр-Тэшке, с которой каждый год увольнялись механики, плюнув на то, что там можно что-то починить, закипел ремонт. Сёма собирал запчасти с миру по нитке, выменивал, договаривался, проставлялся, бегал на склад и требовал, ругался, плевался, матерился, работал в отпуск бесплатно - но через год Эр-Тэшка забегала, и вместо девяти узлов стала развивать двенадцать. Эр-тэшка засияла свежей покраской, а алкаша механика стали частенько видеть с набитой будкой - и все шептались, что это второй штурман заставляет того исправно выплнять свои обязанности, коль уж занимает должность и получает зарплату.

 Егорка, тогда ещё не матёрый, но уже Горыныч, тоже плевался и матерился, но - о чудо! - дырявый сухогруз впервые за 5 лет не встал на ремонт по электромеханической части за навигацию ни разу. Это лоханка, которая благополучно пошла ко дну шесть лет назад,  прямо в затоне для стоянки судов, впервые за пять лет не прижалась на недельку к стенке причала только затем, чтоб на ней поработала бригада электриков. 

 Так Горыныч по окончанию навигации был приглашён на аварийно-спасательный буксир река-море плавания с ледокольным корпусом. Четвёртой группы судов. С виду - совершенно невзрачный корабль, два дека надстройки да небольшая рубка, ну, мощные выхлопные трубы да прижатый к воде корпус, утыканная антеннами мачта - и всё. Какому-нибудь танкеру - полуторысячнику он едва достаёт этой рубкой до палубы, когда танкер порожний. 

 Но самое главное - под водой. Там живёт вся команда. Силовая установка на тысячу киловатт, насосы с производительностью, которой хватило бы на средних размеров городок, компрессоры, позволяющие развивать давление в 60 килограмм на квадратный сантиметр - если воздух под таки давлением подать в герметичный отсек, заполненный водой черз пробоину снизу, то этот воздух попросту вытолкнет воду обратно через днище. Этот невзрачный с виду корабль мог утащить за собой на тросе во льдах гружёный танкер или под завязку забитый сухогруз. Этот невзрачный с виду корабль под водой обшит двумя слоями обшивки - поверх обычной стали у него идёт ледовый пояс, сантиметр легированной стали,которой любой лёд нипочём. Нос этого корабля - это нож, разрезающий льдины, способные выдержать на себе вес автомобиля. Этот корабль предназначен для спасения других кораблей, потерявших ход, севших на мель, получивших пробоину. 

Горыныч согласился. А Сёму пригласили на танкер, но тот отказался. После чего стал старпомом на своей убитой семьсот-двенадцатой Эр-Тэшке и получил право гонять механика уже не кулаками, а служебным положением. на следующую навигацию механик на Эр-тэшке сменился, и теплоход, которому все пророчили скорый слом, начал выполнять планы перевозок и даже перевыполнять их.

 Сёма шёл ночью, в туман, по радиолокатору и прожекторам в условиях ограниченной видимости. Сёма, стоя у штурвала, в 27 лет делал то, на что отваживаются даже не все матёрые капитаны - его старенький буксир протаскивал на тросе гружёную баржу 2500 тонн между островами, расстояние между которыми 60 метров. Для сравнения - ширина баржи - 32 метра, а длина - 102, она сидит под водой на 270 см, русло реки в том месте - три метра, а между островами русло изгибается под углом 45 градусов. 

 Вы можете представить себе 2500 тонн? Попытайтесь, пересчитайте на контейнеры-двадцатитонники. Представили?  Теперь включайте воображение дальше - этих контейнеров 125 штук. Стоят они в три яруса на плавучей площадке в сто метров длинной. Над водой это всё возвышается на высоту три этажа.  Сто метров - это примерно шестиподъездный дом хрущёвской постройки. Представили себе эту громадину, которая  движется по воде? И не сама - её тащит буксир. Эр-Тэшка, не считающаяся серьёзным судном. Есть буксиры ещё больше и мощнее. 


 Поэтому не спрашивайте, почему у штурманов уже в 40 голова седая. Для этого надо встать к штурвалу вот в таких условиях и вести судно, когда лучше встать на якорь и дождаться утра, вести его только затем, чтобы судно выполнило план перевозоу, рассчитанный на более новые и ходкие суда, а команда получила премию. 

 Просто представьте - груда стали весом семьсот тонн с 2500 тонн груза движется по воде со скоростью около 20 км/ч. Торомзов нет, как у машины. А буксир, которые её тащит, врезается в мель и теряет ход. Инерция баржи такова, что она догонит корабль и просто сомнёт под свой нос. Расстояние от баржи до буксира - метров 15. Команда даже не успеет проснуться, как буксир раскатает в железный блин. 

Но Сёма шёл. Сёма вёл Эр-Тэшку, чтобы доказать начальству - семьсот двенадцатый рано списывать! Дайте нам запчасти, выделите бригаду для капитального ремонта дизелей, дайте нам док - подлатать корпус, мы и не такое сможем!

Сёма спал по пять часов в сутки. Сёма выпивал по шесть-семь чашек крепкого кофе за вахту, чтоб не клонило в сон у штурвала на "собаке" (собачья вахта - с 4-х до 8-ми утра, сильнее всего хочется спать в это время). Сёма выкуривал за вахту пачку сигарет.

Сёма был самым молодым старпомом во всем порту.

 Сёме прочили досрочно капитана. Раньше рядовой состав - рулевые, мотристы, электрики, матросы - бежали с его эртэшки. При Сёме на эр-тэшку выстроилась очередь. 

Я заходил к нему на теплоход в гости. Его глаза светились - смотри, Горыныч! Вот тут сэконмили денег с питания, купили негорючий пластик, заново отделали каюты. Вот тут продали сэкономленную солярку - поменяли линолеум. А вот микроволновка - и не домашняя, а ресторанная, и холодильник новый, вот телевизор купили... Да погоди ты, с телевизором, пошли, я тебе покажу, как в машинном всё блестит!

И правда блестело. Такой чистоты не было даже у нас, хотя про мой спасатель ходили правдивые слухи, что капитан там мотористов гоняет. Ну, правда, там все гоняли. И я гонял, будучи уже вторым помощником.

Сёма жил на теплоходе. К теплоходу его ревновала жена.

Сходя на берег, мы на пару ужирались до зелёных чёртиков - снимали накопившийся стресс. Мы рисковали шкурами не заденьги даже - мы любили своё дело.

Особенно он.

А потом на медкомиссии на ЭКГ заметили, что у Сёмы что-то не то с сердцем.

До этого на моём судне сердце не выдержало у боцмана - боцман обманул врачей, попал к нам, ночью пошёл на баржу бросить якорь. Бросил якорь, закрепил тормоз, прошёл три метра и упал замертво.

В порту начались проверки.

Сёму из-за них списали на берег - начальство тряслось за свои жопы.

Сёма начал пить. Он никак не мог найти себе работу по душе, на флот ему врачи закрыли дорогу. В обход медкомиссии кое-как приткнулся на тразитный толкач, проработал три месяца - уволился. Не стало денег. Ушла жена. Трижды вскрывал себе вены по пьянке. Последний раз спасли чудом.

Сейчас где-то работает, вроде как мастер на лесопилке, пьёт, почти не общаемся.

Но позавчера - как снег на голову - пришёл. Трезвый, но с пивом.

"Давай, Горыныч, помянем."

"Кого?".

 "Семьсот двенадцатый. Пробил корпус. Новый капитан по пьянке ночью решил подойти к берегу в неположенном месте, напорол судно на камни. Комиссия решила, что судно  дешевле разоружить (снять с него всё, что работает, на запчасти - прим. автора), чем восстановить. Нету больше... Семьсот двенадцатого." 

И заплакал.
Просмотров: 659 | Дата последнего редактирования:
Благодарим за оценку.
(Оценили: 6)
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Прописаться в замке | Вход ]
Форма Входа
Логин:
Пароль:
Чат (в таверну)
Статистика
Сейчас в Замке - 12
Из них странников 12
И жильцов 0

Постояльцы онлайн:
Одни лишь призраки витают...

Посетили сегодня:
Афоризм
Афоризм Жильца:


[ добавить свой ]


Афоризм Классика: Любимые афоризмы
Последние комментарии
Поиск по разделу

Copyright GothicCastle.ru 2007 - 2021

Возникла идея по улучшению сайта? Пиши сюда (ссылка).